:

Любить жизнь

А я ведь люблю жизнь.
Прилетаешь и заказываешь такси.
Приезжает старый старый красный гольф.
Среди сплошных шкод суперб — таких продолговатых обтекаемых серебристых сигар — такой вот пенечек красный угловатый попердывая подъезжает.
И водитель там по имени Любос. Болгарин. Румын. Тролль, лжец.
Загорелый до черна. Лет под 60. В голубых минишортах.
Везёт тебя так, как будто за нами гитлер.
Рука тянется пристегнуться, но нельзя.
И едешь, значит, гремя по булыжникам мостовой. И лицо горит. Толи от давления, то ли от гнева, то ли от перегрева.
Высаживает тебя у отеля, а отель — в лучших традициях нью-йоркского нуара. Пошарпанный такой. Потасканный. Во всем это.
Но люди милые работают и приветливые. И приятные.
Портье смотрит на твой ролекс, на луивьюттон, на айфон и даже на обложку паспорта. И не понимает — почему этот отель.
Ты достаешь платиновую карту. Почему этот отель?
Почему мне нравятся истрепанные диваны просиженные тысячами чешских жоп?
Чем любы мне изборожденные столы?
Энергия... словно камень пролежавший тысячу лет в самой глубине пизды матери природы, эти вещи сочатся энергией, жизнью, историями.
Мне кажется, одиночество — условное одиночество — свело меня с ума. Но я отчетливо слышу тонкие песни старины.
Твердые прочные вещи отслужившие свой век, подлатанные и вновь отправленные в бой. Но нет. Я опять добавляю трагизма, излома.
А здесь его совсем нет.
Просто очень круто. Очень, очень круто.
Видеть, дышать, ощущать.
Это так много.
Так много.
Много.

11 июня  

Последнее желание

Вероятно, единственное нормальное последнее желание — это показать миру огромный ебический фак.

7 июня  

Вновь и вновь открывающиеся глаза

Таксист был пьян или полупьян?
Он сел на обочине, вытянул уставшие ноги.
Это тело, эти звезды над головой, далекий шум — всё это казалось совершенно, совершенно нереальным.
Показавшиеся неподалеку мужики с топорами.
Ещё другие — с огромными тяжелыми совнями. И третьи — одурманенные сладкими наркотиками юноши вооружённые чем попало.
Мне не нравится то, что происходит. И это не мой выбор!
Таксист воскликнул, ни к кому конкретно не обращаясь.
Мой выбор — это большой угловой фиолетовый диван в гостиную за 55999.
Это мой астрономикон. И не надо мне нечего тут болтать. Мне не надо всего этого. И того тоже.
Его руки загребали по асфальту силясь найти что-то тяжелое, чем можно было бы кинуть в этот назойливый мираж.
Или найти таблетку. Выпить нормального болеутоляющего, лечь в больничку потом, прокапаться. Просто тупо ничего не делать. А ну да. От этого только хуже.
Вот ладонь нащупала что-то приятное и твердое — рукоять из слоновой кости.
Космос слышит меня? А разве может он не слышать?
Достаточно ли пороху в стволе, чтобы воспламенившая его искра послала ромбовидную тяжелую пулю в путь от виска до виска?
И не будет ли это столь же нелепым?
Начался дождь и холодные его капли падали на разгоряченные волосы.
Люди со всех сторон надвинулись и единым порывом воткнули в его тело кто на что горазд. Кто на что горазд. Совня или топор, коса или мушкет, камень или копьё.
Что-то проскрежетало по позвоночнику звериным клёкотом.
Вафли кукуруку и ананасовый инвайтплюс.
Кассетный плеер Sanyo и кварцевые часы Joop.
Ты не помнишь этот момент?
В его гроб положили его любимые диски. Я на этом настоял. Около головы.
И когда гроб засыпали землей, порывом снял с руки эти часы — которые так нравились ему. И прикопал сверху.
Сослагательное наклонение. Впрочем, я уже и не думаю о тебе каждый день.
И почти забыл. Разве что помню, как сидели мы с тобой в балтийском хлебе на Греческом проспекте и пили разливную кока-колу. И допив, ты призывал меня уйти, говоря, что неприлично сидеть просто так. Годы проносятся как топоры и совни, как мечи и булавы, как огромные серпы и моргенштерны. Все они вырывают из тела куски жизни. Холодный ветер обжигает краснеющие раны, но дело совсем не в этом.
Ты просто сделать то, что должен.
Это кажется совершенно нереальным, но это единственная сушествующая для тебя реальность.

6 июня  

Шаг за шагом

Не прекращается движение.
Несмотря ни на что.
Всё глупость. Всё тщетно.
Шелкопряд прядёт свою нить.

6 мая  

15 ноября

В руке моей горит кольцо
Сквозь джунгли рвусь к тебе безумный
И вижу лишь твоё лицо
Когда в ночи пустой, безлунной

Лежу под деревом в ночи
Кляну себя за несвободу
Постой, мой друг, и не кричи
Не падай в сумрачные воды

Не забывай меня... Ведь я
Живу одним тобою
И всё что сделали тогда
Ношу всегда с собою

Ведь ты вот здесь, ты навсегда
В груди моей бурлишь огнями
И наполняешь смыслом дни
И плачу я, когда ночами

Мне не дано уснуть... Ты здесь
Ты рядом, ты сидишь со мною
И если бы я мог успеть...
Прикрыть тебя своей ладонью...

И поровну с тобою разделить
Года и радость жизни, созерцанье
Детей играющий с отцом
Любовь и страсть и пир познанья

Законов жизни, чистоту
Сердечных наших устремлений
И женских взглядов красоту
И прелесть чувственных мгновений

Когда дрожа, томясь, пылая
Ты накрываешь нежный рот
Своими жадными губами
И соловей в ночи поёт

И ты так жаден беспощаден
И упиваясь каждый раз
Ты проливаешься слезами
При виде этих нежных глаз.

И где бы ни был ты сейчас — во тьме,
Иль сгнивший глубоко во чреве
Холодной и сырой земли
Иль в кронах молодых деревьев

Везде я слышу аромат
Твоих волос и смех улыбки
Будь проклято пятнадцатое ноября
Будь прокляты наивные ошибки.

1 мая  

И это всё?

Безусловно, у меня клиническая депрессия.
И контролировать её практически невозможно.
Редкие проблески хорошего настроения словно жадные глотки воздуха сменяются удушьем, гипоксией и жжением в лёгких.
И это всё? Всё сведётся к этому?
Рядом со мной в постели лежат... хотя нет, Бог знает, кто это может прочесть.
И я совсем не об этом.

Жаркий индийский день. Шумный базар. Множество женщин торгуют и торгуются. Мужчины носят тяжести. Пахнет песком и потом и карри. Пыльно. Ты чистишь рыбу длинным источенным ножом и думаешь «и это всё?».

Или вот я приехавший, поев в пути мороженного, на дачу. Тут много зелени. И я сажаю туи. Зачем? Чтобы потом рыдать над ними. Безутешно и бесконечно. Всё проходит и это пройдёт. Ничего не останется. Даже этих туй. Понятно что не нужно думать о том, что дышишь. Понятно что можно забыть о том, что ты чудовище. Можно провожать Бруно на пенсию всей семьёй. Он уедет во Флориду запекать рыбу «аль-форно». Эти туи будут омыты мои слезами. Это неизбежно.

Из-за чего мы грустим? Из-за того, что все не так, как мы себе представляли. Хорошо быть бобром и жить без воображения. Каждый новый день — событие в самом себе. Ни с чем не сравнимое. Как говорил Робиндранат Тагор — «боль во всех её проявлениях лишь результат неоправданных ожиданий». Интересно, когда его резали на куски, его ожидания были оправданы и он не чувствовал боли?
Ты ждёшь, что вот-вот за поворотом начнётся прекрасное завтра. Оно будет сиять и искриться и от одного только прикосновения к нему, ты будешь пронзен пароксизмами оргазма. Маленький ключик от всех дверей.
Но за новым поворотом тебя ждет лишь пара прожитых лет и поменьше здоровья.
Есть надо меньше, а работать надо больше.
Почему нельзя верить шлюхам, наркоманам и мусорам? Они почувствовали цену денег.
Поняли, что деньги находятся очень близко и взять их не так уж и сложно.
Они просто непригодны к более сложной работе с отдаленным во времени моментом вознаграждения. Неспособны на долгие забеги.
Я всё знаю и понимаю. Даже больше чем кажется мне самому. В своём стремлении обесценить, я обесценил практически всё. Под ногами у меня шуршит мусор и вижу я голые стены, от которых узбеки долгими ночами при пламени костров и под заунывные свои степные песни отдирали обои моих снов предварительно намочив их при помощи валика за 239 рублей купленном в «Петровиче».
Когда в детстве босиком бежишь по полю, тебе совершенно всё равно какой курс у акций «РусГидро» и сколько змей в среднем ползает в этой траве. Тебе всё равно. Потому что существуют для тебя лишь простые плотские радости. И ничего ты не видишь. И ничего ты не слышишь. До тех пор пока спущенная с цепи собака не цапнет тебя за ногу.
Я помню, как ты подарили мне огромный подсолнух в керамическом горшке. Помню как он стоял на подоконнике квартиры на Капри. Как тушил в нем окурки, встав из-за печатной машинки, с грустью поглядывая в окно на залитые ярко-желтым светом улицы. Пение птиц, непередаваемая роскошь бытия. Страх и боязнь. Готовность переломиться. И уже никогда. Никогда. Никогдв не собраться вновь. Рассыпаться как земля из разбитого керамического горшка сметенного рукой. Цепляться за дорогие твои домашние туфли. Но тщетно. Тщетно. Тщетно.

29 апреля  

Банально

Но ведь единственный вопрос, который не является ни нелепым, ни пошлым, ни наивным и не глупым это:

Что за гранью наших представлений о жизни?
Или иначе.
Что лежит за гранью того, что я способен осознать?
Или нет.
Что лежит за пределами моего сознания?
Есть ли вообще хоть что-то кроме моего сознания? Кроме всей этой огромной симуляции?

2019  

Вставать утром

Тщетно

Очень правильно ночью спать и вставать утром.
Мне, как обычно, снилась всякая дичь — этот бесконечный карнавал из магов, чудовищ, адских древних тайн и погонь и попыток спрятаться и умерших дорогих мне людей.
Просыпаясь, я думаю о том, как всё тщетно.
И в этом нет упадничества. Тщетно в другом смысле.
Природа не терпит пустоты. Когда ты моешь полы, они неизбежно засираются пылью, которой наполнен воздух.
Ты можешь выбросить из своей жизни весь хлам, и тут же наполнить себя другим, И ВРЕМЯ ВСЁ РАВНО ПРОЙДЁТ.
Тщетность заключается в том, что также как и свет — лишь небольшая область из разлитой семерыми чащи на теле бегемота, также и свобода и чистота и культура — это мельчайшие пятна на теле твоей жизни. И жизнь состоит не из них. Она хаотична. Лишена смысла и логики. Точнее она логична и осмысленна в своей хаотичности. Но это так сука сложно, что хуй поймешь и тем более осознаешь.
Вообще сложно представить тот факт, что всё то, что формирует наше мнение, наше отношение, наше устремление это чушь. Нелепость.
Всё равно что слушать молодого аколита, который приятно умен для своих лет и допёр до того, что практически всё что мы слышим, это вранье. Потому что народу вещают умные люди. И умные люди преследуют свои цели. И именно умные люди формируют информационный фон искажая реальность в угоду своим целям. Ты слушаешь его сбивчивые, такие увлеченные высказывания дышащие надеждой, которую ты давным-давно (гавным-гавно) утратил и умиляешься тому факту, что он ещё не видит всей структуры, всех взаимосвязей. Что система настолько продуманна и матрична, что предполагает не только существование Нэо, но и сказок про него и сказок про сказки в которых есть Нэо.

Попытка склеить
Вихрь. Придать ему законченную форму при помощи досок и колючей проволоки.

Смысл и время
Старея ты неизбежно начинаешь слышать голос бытия, если ты конечно не лабух)
Голос бытия, или как его ещё принято называть Песня Песней или Песнь Жизни, это ничто иное как некий ритм, в который нужно попадать, некий бит, под который стоит зачитывать. Почему? Потому что тогда тебя становится слышно. Кому? Тому, тем кто создаёт всё это. Это же непрерывный процесс. Вселенная постоянно растёт, сочетая в себе, в каждой своей части влияние множества законов. И не только физики. Для чего? Для того чтобы дойти. До чего? До своих целей. А зачем нужны цели? Для завершенности движения. А зачем нужно движение и его завершенность? Затем что это реализация виденья и это единственно возможный путь для того, кто открыл глаза. А без этих создающих не дойти? Слишком мало времени, дружок. Да и человек слаб — невозможно биться с одинаковой яростью на протяжении многих лет во имя одной и той же истины. Устаёт разить рука, мозг начинает сомневаться.
А что же делать, дядя?
Такой вопрос я задал бы самому себе прочитав подобную шизофазию.
Ответ очень прост.

  1. Отринуть — решительно — всё что тебя отвлекает.
  2. Закрыть контур. Отрицать любое возможное воздействие.
  3. Услышать звук своего голоса.
  4. Распространить его влияние на всё сущее.
  5. Принять своё предназначение.

Всё так иллюзорно, дядя.
Мне всё видится одним большим экспериментом, в котором я макака, которой прямо в сердце колют адреналин. Фекалиями своими и слюной рисую я узоры на стекле своей камеры. И пытаюсь сделать всё, чтобы ученые заметили золотое сияние, в котором я купаюсь.

Всё так жестоко, дядя.
Злые люди? Что с ними станет?
Приобретение свободы несёт с собою за пазухой различные ништяки.
Эти ништяки способны низвергнуть всё, что стоит на пути новой горы.
Но так сложно, так сложно пройти эти пять шагов. Это почти невозможно, потому что макака уже очень давно в этой лаборатории. Все слишком привыкли ко всему.
И ты должен любой ценой прервать смену циклов. Любой ценой остановить процесс.
Это единственная твоя цель. Всё остальное неважно и потом.

Останови процесс, дядя.
Пожалуйста, сделай это.
Я должен идти вперёд, потому что я должен.

И как же бесит тот факт, что, как бы я не старался, не могу написать целостно. Не могу завершить мысль. Не могу. И начинаю сомневаться в том, что смогу.

2019  

Беспощадность

Как-то я читал рассказ про офицера бежавшего из под Ватерлоо. Он сбросил оружие и форму, но не смог отказаться от фамильного перстня и дорогих белых перчаток подаренных матерью.
За перстень он купил билет в Англию, а за перчатки его убили на корабле.
Мне всё понятно — и шум дождя и высокие занавески и приятный тембр твоего голоса.
И желтый рассеянный свет и интеллектуальный разговор.
Но каждый раз — каждый раз! — предо мной всплывают видения смерти.
Ведь это так ужасно — стать взрослым и начать бояться физического аспекта смерти.
А не философского как раньше.
Так или иначе она была раньше гораздо дальше, а теперь гораздо ближе.
Я продолжаю впрочем не верить до конца в реальность происходящего, но сделать это всё труднее.
Нет. Я не могу, совершенно не могу сопоставить и органично уложить в своей голове эти факты.
Дождь, занавески, свет, голос, смерть.
Как?
Это же ведь реально какой-то бред!

2019  

Обратная сторона

Казалось бы, такая незначительная и поверхностная фраза — всё будет хорошо.
Но сколько ада в ней.
Безумная вера в то, что жизнь хорошая.
Что всё в ней может быть хорошо. Бвахаха’
Схуяли?
В лесу живут звери, у них всё хорошо?)
У них и самка любимая и детишки и норка и ягеля завались? Конечно же нет.
Прохлопал ушами, и тебя уже жрут.
Откуда такая вера в то, что хорошо это нечто положительное? И полезное?
Тебя пиздят — это плохо, но ты становишься сильнее — это хорошо.
Всё не будет хорошо в общечеловеческом смысле полной чаши. Никогда.
Да и понятно что все это абстрактное хорошо это хуйня полная придуманная господами для рабов и построения общества потребления.
Если у раба всё плохо — он сам виноват, он не дотягивает, он недостачно пиздат — ведь вон у вот тех всё просто отлично.
Ни у кого ничего не отлично. Жизнь это борьба и острые вспышки — счастья и страданий — лишь вспышки.
Есть множество целей и чувство удовоетворения.
Вопрос лишь в том, чтобы честно мочь ответить себе на один простой вопрос — что эффективней всего тебя удовлетворяет на данном этапе.

2019  
Ctrl + ↓ Ранее