:

Сырники

Сергей проснулся от ощущения чего-то мокрого и холодного неспешно ползущего по спине.
Он резко сел, посмотрел на спящего рядом Матвея, откинул в сторону одеяло из кишок и, ловко переступая лужи загустевшей крови, вышел на балкон.

В глаза ударил пронзительный дневной свет. Сергей на мгновение зажмурился, а после увидел старуху копошащуюся во дворе.

  • Роза Семённа! Здравствуйте! Как ваше ничего? Как доченька? Встали ли уже?
    Старая еврейка в это время поправляла синие застиранные шаровары висевшие на бельевой верёвке.
  • Ах ты, Серёжка! Вот напугаешь меня до этого... как его... маразму однажды!

Роза Семёновна споткнулась об чьё-то почти разложившееся тело и чуть не упала в ванну полную гниющих трупов младенцев.

  • Ты того... Друга то буди, я уж сырников наспяку! — С этими словами старуха взяла бидончик и нырнула в полуприкрытую дверь покосившегося сарая.

Там на дальней стене был распят здоровый волосатый мужчина. На руках и ногах его виднелись следы обожжённой плоти, красные от полопавшихся капилляров глаза зорко следили за приближением старушки.
Неспешными и ловкими движениями выдающими немалый опыт Роза Семёновна ухватилась за скукоженный член в глубине курчавых волос. Сноровисто и быстро она начала водить его взад и вперед.
В какой-то момент она резко обхватила лежавшей тут же рядом резинкой основание мошонки и увеличила амплитуду движений. Пленик хрипел, пытаясь что-то сказать, но из его рта лишённого языка вырывались лишь хрипы и потоки розовой слюны.
Всё увеличивающийся в размерах член увеличился ещё немного и начал извергать потоки густого белого клея. Старушка загодя подставила бидон ловя каждую каплю, а другой рукой схватила стоявшую рядом газовую горелку.
Проведя огнём по внутренней стороне бёдер, Роза Семёновна в несколько раз увеличила яркость и силу оргазма, но струя всё равно начинала иссякать. Что-то негромко хмыкнув, старуху резко всадила жерло горелки в анус распятого пленника обдавая огнём его простату.
Струя усилилась и наполнила бидон почти до половины.

Прошло около часа, когда Матвей окончательно был готов спуститься к завтраку. Он надел белые парусиновые штаны, свежую розовую атласную рубаху и легкомысленное кепи.
Долго искал любимые синие запонки, но так и не смог найти. Эти запонки были особенными — немного искрящимися, запоминающимися. Недолго думая Матвей отвернул манжеты.
Сбрызнув запястья туалетной водой, он поправил чуть растрепавшиеся волосы и начал спускаться по лестнице ловко перепрыгивая через там и тут копошащиеся изуродованные останки людей.
С ампутированными конечностями и зашитыми ртами они были обречены на долгую и мучительную смерть от голода и бессилия.
На летней террасе в окружении цветов стояла роскошная белая мебель. За столом уже сидели Сергей, Вольдемар, Модест и Соня, дочка Розы Семёновны.

  • Отличный же сегодня денёк, господа! — произнёс Матвей кладя ладони на плечи сидящей Сонечки.
  • Ах, Матвеюшка! А на море то как дивно! Ты только посмотри! Это же какого цвета море то?
  • Синего, конечно же. Взаправду синего! — подал голос сухопарый Вольдемар дымящей эбеновой трубкой.
  • А мне кажется — смарагдового! — вставила Сонечка.
  • Да что же это за цвет такой, душечка? — обернувшись спросил Сергей.
  • Ну вот морской такой! Глубокий! Загадочный! Одно слово — смарагд!
  • Ох и чудно это как-то... Слово-то какое эдакое... Смарагд! — Вольдемар вновь задумчиво запыхтел трубкой.
  • Да вздор всё это! Решительно вздор! Море здесь всегда было, есть и будет синим. С лёгким оттенком зелёного если желаете. Но уж смарагд... Это как-то слишком что ли. — Модест говорил тихо, как будто про себя, но все смотрели на него, ведь Модест последние два года провёл в кругосветном путешествии на яхте. — И вообще. Что это такое? Смарагд? Камень такой, наверное. А море тут причём? Никогда о таком не слышал...
  • Да полноте вам, Модест Эрнестович! Ну что вы говорите такое! — возмутился Сергей.
  • Ну может и нет такого моря... смарагдового... Может и нету... Но ведь красивое же оно? И цвет как будто такой неземной, правда же? Неземной же цвет? — немного стушевавшись промолвила Сонечка опуская взгляд.
  • А вот и нет! Есть такой цвет! И море такое точно есть, Соня! — Сергей присел рядом с ней взявшись за тонкую белую ладонь. — Вы просто верьте, что есть! И все обязательно однажды увидят!
    Просто вы видите, а они все нет! И вот вы волшебная же, Соня! Вот вы разве сами не видите, что вы волшебная?
    На бледных щеках девушки пробился лёгкий румянец, а на губах заиграла несмелая улыбка.

«Где-то я всё это уже видел...» думал Матвей наблюдая за полётом чаек над взморьем.
Он стоял сложив руки на груди и подставлял ветру своё всё ещё молодое свежее лицо.
Этот климат, уют дядюшкиного пансиона, здоровая пища поразительно благотворно сказывалась на его настроении.
Ему было очень хорошо. Он чувствовал себя чистым и здоровым. Готовым к свершениям, готовым к борьбе.
Борьбе за своё собственное счастье.

Вдруг все радостно засуетились рассаживаясь.

  • А вот и сырнички поспели! Заждались уж, сердешнаи? — Роза Семёновна поставила на стол большое блюдо с горячими парующими кругляшами.
  • Вот и сметанка. И варенье крыжовничье,.. Матвей, вы вот любите варенье крыжоовниковое?
Поделиться
Отправить
2 февраля  
Популярное